09:31 

yo-dzun
мертвым, конечно, спокойнее, да уж больно скучно (с) товарищ Сухов
А я? А что я? Я кричала, что не ввязываюсь ни к какие СекретСанты и творческие челленджи. Ну-ну...:facepalm: А потом неудержалась и - здравствуй, Femslash Secret Santa!

мне досталась хорошая заявка (и, надеюсь, я смогла ее удовлетворить) от alba-longa
24.12.2016 в 17:06
Пишет Femslash Secret Santa:

Название: Я ждала тебя
Автор: Secret Santa
Форма работы: арт
Фандом: Ghostbusters
Пейринг/Персонажи: Хольцберт
Рейтинг: R
Жанр: флафф
От автора: С наступающим НГ! Любви, счастья и достатка. И любви, да! =)
Примечание: нарисовано на Femslash Secret Santa 2017 в подарок alba-longa



URL записи


А мне, мне написали прекрасность!! Спасибище H.G. Wells
вообще второй год везет в этом деле

31.12.2016 в 15:20
Пишет Femslash Secret Santa:

Название: Неисповедимы пути
Автор: Secret Santa
Форма работы: фанфик
Фандом: ориджинал
Пейринг/Персонажи: ОЖП/ОЖП
Рейтинг: PG
Жанр: драма
Размер: ~1300 слов
Саммари: Бывают дни, когда ей кажется, что она снова ничего не может вспомнить. Бывают дни, когда ей кажется, что она вот-вот вспомнит что-то ещё. А бывают дни, когда ей просто достаточно того, что у неё есть.
От автора: с наступающим Новым Годом!
Примечание: написано на Femslash Secret Santa 2017 в подарок yo-dzun


Каждый день, проснувшись, она проверяет, что помнит о себе: своё имя, имена соратников, гравировку на парных клинках, которые носит за спиной, подробности последнего боя.
Бывают дни, когда ей кажется, что она снова ничего не может вспомнить.
Бывают дни, когда ей кажется, что она вот-вот вспомнит что-то ещё.
Тем не менее, не происходит ни того, ни другого; каждое утро её новые воспоминания, приобретённые после возвращения, оказываются на месте, но к ним никогда не прибавляются старые.

— Долго ещё? — ворчит Алверра, плотнее запахивая плащ. Зимы в Алакаре обычно не намного холоднее, чем на её родном Гиддаре, но портал, над закрытием которого бьётся сейчас Орт, вытягивает из воздуха всё тепло, и пожухлую траву под ногами покрывает снег — удивительно редкое явление в этих краях.
— Не дёргай его. Лучше потратить больше времени, но убедиться, что всё сделано как следует, — мягко укоряет Гелар. Он стоит спиной к ним обоим, закрыв глаза и оперевшись на свой меч, и всем своим видом выражает умиротворение и спокойствие. Алверре очень хорошо известно, сколь обманчивым может быть это впечатление, но так же хорошо она знает, что Гелар действительно способен ждать столько, сколько потребуется, не выказывая нетерпения или раздражения. Прирождённый охотник.
Их одиннадцать — одиннадцать “призраков”, великих героев прошлого, вырванных из посмертного небытия сошедшими с ума магическими завихрениями. Во всяком случае, те из них, чьи имена сохранились в истории, действительно оказались великими героями — Гелар Герлиндон, знаменитый полководец Арсина Великолепного; Эктидан, серебряный воин, принц ушедшего под воду Лиарана; Эреш, князь веллиаров и соратник короля Эрдина II. Возможно, и сама Алверра была одним из героев Гиддара, но уже никогда не узнает этого наверняка: “призраки” лишены памяти о своей прошлой жизни. Всё, что они помнят, — это свои имена, и для кого-то этого достаточно, а для кого-то нет.
— А они не тратят времени зря, — слышит Алверра голос Кердина. Тот сидит на корточках возле тела одного из стеггейрцев и разглядывает снятый с мертвеца кулон.
— Это ключ, которым они открыли проход?
— Ага, только раньше ключи были одноразовые и рассыпались после использования, а теперь они, похоже, научились делать их заряжаемыми. Интересно, как им это удалось. — Кердин выпрямляется и опускает артефакт в карман.
— Готово, — говорит Орт и слабо улыбается. По вискам течёт пот, губы чуть дрожат, и Алверра знает, что на восстановление его сил уйдёт не меньше трёх дней.
— Может, королева придумает, как закрывать их порталы их же ключами, — ободряюще говорит Кердин. Гелар просто сжимает плечо Орта и кивает ему.
Алверра, не глядя ни на кого, запрыгивает в седло. Она не видит смысла что-либо говорить Орту, как не поняла бы, если бы тот похвалил её за хорошо проведённый бой. Они просто делают свою работу. Это всё, что у них осталось: защищать мир, который дал им новую жизнь и лишил памяти о прежней.

Ей часто снятся бои, которых она не помнит, выжженные солнцем степи, тёплый блеск воды, уходящей до самого горизонта. Она ни разу не была на Гиддаре после возвращения — нет ни времени, ни желания, что-то внутри противится самой идее, словно Гиддар остался в прошлом навсегда. Она задумывается иногда: а действительно ли она родом с Гиддара? Может быть, её родители покинули когда-то остров, и она сама родилась уже на материке, унаследовав лишь гордое имя, смуглую кожу и клинки с выбитым на них воинским благословением, но не право называть себя дочерью степей? Но откуда тогда эти сны о слепящем солнце, о пропечённой земле, гудящей под копытами коня, о кровопролитных схватках с темноглазыми воинами в кожаных доспехах, о кружащем голову запахе благовоний под низкими сводами храма?
Нередко Алверра просыпается среди ночи и лежит без сна до утра, и перед её открытыми глазами продолжают лететь в пустоту вооружённые лёгкими луками всадники.
Но ни в одной гиддарской хронике нет упоминаний о воительнице по имени Алверра, даже в тех, что были написаны ещё до прихода в Алаар арнаров.
— Не мучай себя, — мягко говорит Сирилла, — если Творец решил лишить тебя памяти, то вполне может быть, что это Его дар, а не проклятье.
— Я не верю в Творца, — привычно ворчит Алверра, предпочитая делать вид, что не воспринимает слова королевы всерьёз. Для Сириллы Творец — это не некая абстрактная материя, волей которой она привыкла оправдывать свои неудачи, а вполне реальная сила, отнявшая у неё всё, что Сирилле было дорого, и едва не уничтожившая весь Алаар. Если бы Алверра верила в Творца, она просто не смогла бы поклоняться тому, кто настолько жесток. Сирилла же принимает его волю с поразительной покорностью — и Алверра, хоть и не может этого понять, старается относиться к вере своей королевы с уважением.

Алверра многого не может понять, когда речь заходит о королеве.
Не может понять её брак, построенный на слепой вере в то, что союз между непримиримыми врагами сможет спасти этот мир.
Не может понять, почему Сирилла не хочет наносить удар по Стаггейру и отказывается признать неэффективность нынешней борьбы с пиратами.
Не может понять её готовности идти на уступки ради всё того же эфемерного спасения мира — и это после всех историй о яростной непримиримости Сириллы, которые она слышала, о её непомерной, несгибаемой гордыне, о войне, которой кипела прежде её кровь и которую великая королева принесла в Алаар из далёкого Арканира, где жила в изгнании после свержения своего отца.
Алверра смотрит на неё и видит немолодую женщину, уставшую от своего бремени, хотя и всё ещё сохраняющую внутреннюю силу.
И лишь когда Сирилла берёт в руки меч, и Алверра, несмотря на все старания, неизбежно уступает ей в тренировочном поединке, она видит перед собой настоящую королеву-воительницу. Ту, перед которой не позорно преклонить колено и служить которой — истинная честь. В эти моменты Сирилла выглядит ровесницей Алверры, и та знает, что это не иллюзия, не эффект от кипящего в крови адреналина, а истинное лицо могущественного мага, добровольно отказавшегося от своей силы, чтобы предотвратить гибель мира.
У самой Алверры нет ни единой причины для того, чтобы спасать этот мир. Поэтому она делает это ради Сириллы.

Однажды Сирилла рассказывает ей о тех, кто прошёл войну бок о бок с ней: об Эреше, и Алверра удивляется тому, как много таится за внешней мягкостью природного оборотня; об Артуре Наоране, последнем герцоге Лейнорском; о Шарраде, воине из гиддарских степей, быть может — соплеменнике Алверры, а может — потомке её кровных врагов. И об Алларии Герлиндон, далёким предком которой был Гелар.
Маги Алаара веками оттачивали своё мастерство, постигая всё новые и новые источники силы, достигая новых высот, добиваясь того, что прежде казалось им невозможным, убивая друг друга в бесконечных войнах, — и настал день, когда магии в мире стало гораздо больше, чем он способен был выдержать. И мир начал разрушаться, границы истончились, пропуская внутрь тварей, обитающих на межмировой Тропе, и врагов из соседних миров, таких как Стаггейр; магические потоки поменяли своё направление, самые неосторожные маги погибали, поглощённые собственными заклинаниями, вместо них возвращались давно погибшие воины прошлого, одарённые полной неуязвимостью для магического воздействия.
И место Алларии Герлиндон, одного из лучших боевых магов при дворе королевы Сириллы, заняла Алверра.

В те моменты, когда в её руках танцуют короткие мечи и тело отзывается на угрозу ещё раньше, чем её успевает осознать мозг, Алверра чувствует себя по-настоящему живой. В голове не остаётся лишних мыслей, прекращаются на время безуспешные попытки памяти вытянуть из своих глубин хоть что-то, и остаётся только упоение боем и чужой кровью.
Что-то подобное она чувствует и рядом с королевой — и во время спарринга с ней, и в её постели, и просто находясь в одной помещении с ней. И ради этого она возвращается каждый раз в Бериан, столь бы ни было сильным желание раствориться в кровавом безумии и позволить ему забрать её всю, обратно, туда, где осталась её память.
Возможно, то, на что они с Сириллой способны вдвоём, важнее утраченной памяти. Возможно, новая жизнь — это действительно благословение, а не наказание за какие-то грехи.
Но даже если Творец существует, Алверры уже есть, кому поклоняться вместо него.

URL записи


А ПОТОМ еще и бонус привалил от Восьмая дочь

03.01.2017 в 22:51
Пишет Femslash Secret Santa:

Название: Меч и Лук
Автор: Secret Santa
Форма работы: tumblr-коллаж
Фандом: ориджинал
Пейринг/Персонажи: ОЖП/ОЖП
Рейтинг: PG
Примечание: сделано на Femslash Secret Santa 2017 в качестве бонусного подарка для yo-dzun



URL записи

Угадайте, кто довольный как слон? Правильно)))) :super:
бонус быстро приспособила в новый диз))

@темы: Творчество

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Хакуна матата

главная